Статьи

Депрессия у детей и подростков

С какого возраста может развиваться депрессия?

Общепринятой является точка зрения, что выставлять диагноз депрессии можно начиная с 3-4 летнего возраста, то есть тогда, когда ребенок в состоянии определить изменения в своем состоянии и сообщить об этом окружающим. Тем не менее, некоторые исследователи полагают, что расстройства настроения могут возникать намного раньше – даже у новорожденных детей.

Депрессия у детей

Депрессии детского возраста, как и вся психическая патология этого возрастного периода, отличаются по крайней мере тремя существенными особенностями.

Во-первых, депрессивные синдромы, возникающие в детстве, характеризуются транзиторностью, фрагментарностью и рудиментарностью своей клинической картины, а также крайней подвижностью — лабильностью симптоматики. Из-за незрелости психики ребенка психопатологическая симптоматика обычно еще не может структурироваться у него в определенный, четко очерченный синдром. Она остается фрагментарной, то есть недифференцированной. В связи с этим говорить применительно к детскому возрасту о нозологических формах психических заболеваний, а также об определенных синдромах, обладающих устойчивым стереотипом развития, весьма затруднительно.

Во-вторых, для депрессивных синдромов детского возраста характерна особая возрастная окраска болезненных переживаний. Дети редко высказывают идеи самообвинения и жалуются не на тоску и пессимистические мысли, а на страхи и утомляемость. При этом у них обычно имеет место отсутствие интереса к игрушкам и снижение успеваемости в школе. Характерным симптомом для всех вариантов детских депрессий являются школьные прогулы или выраженные в той или иной форме отказы от посещения занятий.

В-третьих, психопатология детского возраста напрямую зависит от периодов, этапов развития психики ребенка или же возрастных уровней его психического реагирования. Согласно Ушакову Г.К. (1973) и Ковалеву В.В. (1979), у ребенка следует различать вегето-моторный период (до 1 года), сенсомоторный (до 3 лет), аффективный (3—10 лет) и идеаторный (11—12 лет). Соответственно, депрессивная симптоматика будет, в зависимости от возраста, протекать с превалированием вегетативных, двигательных, эмоциональных или идеаторных проявлений.

Поэтому классические для взрослого возраста меланхолические депрессивные синдромы, вплоть до начала пубертатного периода, в клинической картине психических расстройств детского возраста наблюдаются весьма редко. Вместо них на первый план в болезненных проявлениях выступают так называемые "возрастные эквиваленты" депрессий (Nissen G.,1980). Среди последних наиболее часто встречаются астено-апатический, ипохондрический, психопато-подобный (Личко А.Е., 1979), а также психовегетативный, фобический (Башина В.М., 1980), невропатический (Ковалев В.В., 1985) и анаклитический (Spitz R., 1967) варианты депрессий детского возраста. Детские депрессии могут протекать в виде очерченных фаз продолжительностью от нескольких дней (и даже часов) до 2—4 недель. Возможно также и затяжное течение продолжительностью до 2—4 месяцев.

Меланхолический вариант депрессии может развиваться у детей, начиная с препубертатного периода. Депрессивный аффект при этом проявляется в виде подавленного, слезливого настроения с переживаниями усталости, скуки и своеобразных идей самообвинения. Дети жалуются на то, что они "самые слабые в классе", что им "не интересно играть" и у них "ничего не получается". Иногда в структуре депрессивного аффекта возникают стертые суицидальные мысли — "зачем мне таким жить". А также — и идеи виновности, когда ребенок вдруг начинает за что-то просить прощения у родителей. Наблюдается и психомоторная заторможенность. Такие дети отличаются вялостью, молчаливостью, пассивностью и задумчивостью. Они то подчеркнуто послушны, то капризны и плаксивы, отказываются от игр, прогулок, общения со сверстниками и лишь к вечеру несколько оживляются. Весь внешний облик таких детей какой-то "болезненный", что вызывает предположения о наличии у них какого-либо соматического заболевания. В структуру меланхолического варианта депрессии детского возраста зачастую входят соматовегетативные симптомы в виде расстройств сна, головной боли, снижения аппетита и массы тела, болей в животе, диареи.

Астено-апатический вариант депрессии у детей проявляется вялостью, бездеятельностью, равнодушием, резко повышенной утомляемостью, снижением интереса к играм, общению со сверстниками, чтению. Такие дети безучастны, однообразны в своем поведении, склонны к длительному пребыванию в определенных позах. При более легком варианте апатической депрессии на первое место в клинической картине у них выступает астеническая симптоматика в виде быстрой истощаемости и раздражительной слабости, которая сопровождается абдоминальными и алгическими соматовегетативными симптомами.

Ипохондрический вариант депрессии детского возраста выражается в виде сверхценной фиксации ребенка на своем здоровье и соматических жалобах. Такие дети склонны к преувеличению незначительных телесных недомоганий, стараются при любом подходящем поводе лечь в постель и предъявляют разнообразные, часто меняющиеся жалобы на свое плохое самочувствие.

Психопатоподобный вариант депрессии у детей характеризуется угрюмым настроением с оттенком неприкаянности, непослушанием и грубостью по отношению к родителям и учителям, а также драчливостью и агрессивностью по отношению к сверстникам. Такие дети часто ломают свои и чужие игрушки, портят домашнюю и школьную обстановку, бурно реагируют на малейшие замечания и во всем стараются поступать наперекор требованиям взрослых. При психопатоподобном эквиваленте депрессии больные дети зачастую совершают демонстративные суицидальные попытки и акты самоповреждения. Они нередко включаются в асоциальные компании, начинают употреблять различные психоактивные вещества, участвовать в кражах и в других правонарушениях.

Фобический вариант депрессии детского возраста заключается в сочетании у ребенка безотчетной тревоги, сверхценных страхов и обильной вегетативной симптоматики. Такие дети без видимых причин вдруг начинают куда-то стремиться, плакать, кричать, вырываться из рук, бросаться на пол. В это время у них развивается гиперемия или побледиение кожных покровов, озноб, может повышаться температура тела. После прекращения подобного "приступа" нередко возникает повышенный аппетит. Ночью дети часто испытывают страхи, просыпаются в слезах и спрашивают у взрослых: "может ли умереть мама?", "могу ли умереть я?".

Психовегетативный вариант депрессий у детей протекает в виде диэнцефально-вегетативных кризов с тахикардией, головокружением, повышением или понижением артериального давления, ознобом, резкой потливостью, нарушением аппетита и расстройством ритма сна. Данная симптоматика протекает на фоне проявлений значительной эмоциональной лабильности: дети то вялы и заторможены, то беспокойны и плаксивы. В дошкольном периоде в структуру психовегетативного эквивалента депрессий зачастую входит энурез, а в пубертатном периоде у девочек нередко возникает аменорея или затяжная дисменорея.

Невропатический вариант депрессии развивается у детей в возрасте до трех лет. Ребенок становится вялым, теряет интерес к окружающему, молча, безучастно лежит в постели. Временами у него возникают приступы плача, двигательного беспокойства. Характерны стереотипные движения, особенно яктация, утрата некоторых ранее приобретенных навыков (ребенок вновь перестает проситься на горшок), отказ от приема пищи, расстройства ритма сна.

Анаклитический вариант депрессии развивается у грудных детей в результате эмоциональной фрустрации, связанной с длительной разлукой с матерью. Анаклитическая депрессия часто развивается при госпитализации детей в больницу или при направлении их в дом ребенка. Для нее характерен определенный стереотип развития симптоматики. После короткого периода возбуждения с плачем и криками наступает апатия, психомоторная заторможенность, необщительность. Дети становятся безучастными, одинокими, отказываются от приема пищи, резко худеют, перестают играть, утрачивают некоторые из приобретенных ранее навыков. Для таких детей свойственно однообразное «печально-покорное» выражение лица с широко раскрытыми глазами. При восстановлении эмоционального контакта с матерью или другим близким лицом симптоматика анак-литической депрессии у ребенка редуцируется.

Таким образом, как следует из приведенного краткого описания депрессивных расстройств, свойственных детскому возрасту, в их клинической картине доминирует не меланхолический — тоскливый аффект, а разнообразные эмоциональные расстройства (капризность, плаксивость, раздражительность, страхи), соматовегетативные симптомы и поведенческие нарушения. Поэтому, за исключением меланхолического варианта, депрессии детского возраста, вплоть до начала пубертатного периода, следует квалифицировать, в соответствии с МКБ-10, как "эмоциональные расстройства" или как "смешанные расстройства поведения и эмоций".

Депрессия у школьников

У младших школьников депрессия может проявляться навязчивыми страхами ("вдруг я завтра умру, как умерла бабушка?", "мама будет переходить улицу и попадет под машину", "я вырасту, стану преступником и попаду в тюрьму" и т.п.). Подобные страхи нередко вызывают насмешки со стороны взрослых, что не только не способствует избавлению от них, но и заставляет ребенка скрывать свои переживания от окружающих. Особое внимание родителей должны привлечь жалобы ребенка на скуку, потерю интереса к окружающему, особенно в сочетании с повышенной чувствительностью, слезливостью, внезапными эмоциональными вспышками. Ребенок начинает сомневаться в родительской любви, постоянно переспрашивает: "а правда, ты меня любишь?", "если я умру, ты будешь плакать?", "если я заболею (получу двойку, сломаю ногу и т.п.), ты всё равно будешь меня любить или нет?". Иногда наблюдаются приступы двигательного беспокойства с криком и плачем, вплоть до судорожных припадков.

Особо следует остановиться на таком симптоме детской депрессии, как школьная дезадаптация. Снижение успеваемости, потеря интереса к учебе, трудности запоминания и усвоения материала – одни из наиболее частых проявлений детской депрессии. Ребенок, страдающий депрессией, начинает тратить на приготовление домашних заданий намного больше времени, чем раньше; при этом продуктивность его работы существенно снижается: просидев над уроками несколько часов, ребенок не может вспомнить прочитанного, пересказать текст, решить задачу. Трудности осмысления и усвоения материала – неизбежные спутники детской депрессии; их действие на ребенка чрезвычайно тягостно: он начинает считать себя "тупицеий", "неспособным", "совсем глупым"; нередко к этому присоединяются насмешки сверстников и упреки родителей. Ребенок ощущает себя загнанным в угол: к мучительным проявлениям депрессии присоединяется чувство вины и обиды на себя и окружающих. Такие дети замыкаются в себе, часто плачут, высказывают идеи самообвинения и отношения: себя считают никчемными, недостойными любви и внимания, а родителей, учителей и сверстников обвиняют в том, что они стараются их обидеть, презирают, не любят, игнорируют. Ребенок в состоянии депрессии дает себе и родителям обещания "исправиться", "начать учиться", "стать таким как раньше", но выполнить своё обещание он не в состоянии. Это еще больше усугубляет депрессивные переживания, заставляя ребенка чувствовать себя еще более никчемным и ущербным.

Частым спутником детской депрессии является адинамия: малоподвижность, вялость, заторможенность. Такие дети уклоняются от участия в обычных подвижных играх, сторонятся компаний, не любят уроков физкультуры, забрасывают занятия в спортивных секциях. Подобное снижение двигательной активности также должно насторожить родителей.

Депрессия у подростков

О подростковой депрессии в последнее время говорят всё чаще и чаще. Исследования, проведенные в разных странах, показали, что распространенность этого расстройства намного существеннее, чем было принято думать. То, что ранее обозначалось размытыми терминами "переходный возраст", "возрастная перестройка личности", "ломка характера" и т.п., во многих случаях оказалось проявлением подростковой депрессии.

Подростковый возраст с его гормональными бурями, с болезненным переходом от детства к взрослости и связанной с этим основательной перестройкой всей жизни: взглядов, ценностей, поведения, сам по себе – время чрезвычайно сложное и опасное. Социальное и половое созревание, стремление к свободе и к избавлению от контроля со стороны старших сочетаются с неуверенностью в себе, недостаточностью сдерживающих механизмов и неустойчивостью эмоциональной сферы. Подросток испытывает постоянное воздействие противоположных сил: с одной стороны ему хочется как можно скорее стать взрослым, избавиться от опеки и контроля со стороны родителей, а с другой – он мучительно боится не справиться с вызовами реального мира, потерпеть неудачу, показаться смешным и нелепым. Всё это создает благоприятную почву для расстройств настроения.

Депрессия у подростков – частое явление. Исследования показали, что не менее 20% подростков переносят хотя бы один серьезный депрессивный эпизод; при этом так называемое депрессивное настроение, депрессивный кризис или депрессивность наблюдаются как минимум у 30-40% подростков.

Наиболее часто подростковая депрессия проявляется своеобразным угрюмо-грустным настроением, при котором подросток теряет интерес к окружающему; в его речи проскальзывают фразы типа "всё бесполезно", "жизнь бессмысленна", "надоело жить". Почти всегда депрессия сопровождается снижением школьной и студенческой успеваемости и социальной дезадаптацией. Следует помнить, что в отличие от взрослых, подросток сохраняет рудименты детского восприятия ситуации, когда возникающие проблемы воспринимаются как вечные, неразрешимые, а реакция на них может быть неадекватной и чрезмерно эмоциональной.

Тоскливо-угрюмый фон нередко разряжается эмоциональными вспышками с плачем и слезами, возникающими по самому ничтожному поводу. Довольно часто (особенно у юношей) попытки взрослых вмешаться в ситуацию провоцируют приступы гнева и агрессии, с бессмысленным крушением всего, что попадает под руку. Повышенное внимание к своей внешности, свойственное подростковому возрасту вообще, при депрессии трансформируется в сверхценные идеи самоуничижения или дисморфофобического характера. "Я уродина", "тупица", "жирный боров", "от меня все шарахаются", "все считают меня ничтожеством" – вот далеко не полный перечень подобных идей. У девочек депрессия может сопровождаться нервной анорексией – упорным отказом от еды вследствие болезненной убежденности в наличии избыточного веса. Депрессия у подростков, так же, как у взрослых, почти всегда сопровождается нарушениями сна. Бессонница или наоборот, повышенная сонливость, усталость и разбитость в течение дня, повторяющиеся кошмарные сновидения – типичные симптомы депрессивных расстройств у подростков.

Признаки подростковой депрессии – вялость, апатия, отсутствие интереса к учебе и работе, – часто расцениваются взрослыми как лень. "Ничего не хочет делать, целый день валяется на диване", "только и знает, что в игрушки на компьютере гонять", "невозможно заставить работать" – типичное описание поведения, которое дают родители детям, страдающим депрессией. Действительно, подросток, пребывающий в депрессии, может целый день валяться в постели, перестает следить за собой, забывает умыться, сменить белье, причесаться; он проводит время за бессмысленными с точки зрения взрослых занятиями – например, часами гоняет в одну и ту же компьютерную игру или смотрит подряд все телепередачи, не вникая в их содержание. Упреки в лености либо оставляют подростка равнодушным, либо вызывают ответную агрессию: "Оставьте меня в покое!", "Надоели все!" "Достали!" и т.п.

Депрессия часто становится причиной школьных конфликтов – как с учителями, так и со сверстниками. В состоянии депрессии подросток становится нарочито грубым, циничным, отталкивает окружающих неожиданной жестокостью, немотивированной агрессией. В результате он остается в изоляции. Одиночество еще больше усугубляет проявления депрессии. Подросток замыкается в себе, оставаясь наедине со своими переживаниями: "я так невыносимо одинок", "меня никто не понимает", "никому нет дела до моей судьбы". Подобная ситуация может подтолкнуть подростка к поиску новых компаний – нередко асоциального, преступного или наркозависимого характера.

Киберзависимость

В последнее время в связи с бурным развитием цифровых технологий появилась новая проблема – игровая и Интернет-зависимость. Болезненные и мучительные переживания, которые испытывает подросток, страдающий депрессией, могут толкнуть его на поиски острых ощущений, способных "задавить" неприятные проявления депрессии. Помимо возможности на какое-то время отключиться от болезненных переживаний, компьютерная игра дает подростку приятное ощущение власти: во время игры он чувствует себя хозяином ситуации, властелином, способным распоряжаться жизнями десятков и сотен людей, править целыми государствами, руководить огромными армиями, словом, строить мир по собственному усмотрению. Виртуальная игра волшебным образом превращает бесправного и беспомощного в реальном мире подростка, постоянно принуждаемого чувствовать свою зависимость от взрослых и ограниченного жесткими рамками общественных правил в подлинного хозяина жизни – пусть не настоящей, виртуальной, но очень и очень правдоподобной.

Подросток, страдающий киберзависимостью, проводит перед монитором долгие часы (иногда до 20 часов в сутки), не в силах вырваться от своего виртуального мира. Понятно, что многочасовая статичная поза, гиподинамия, сильные нервные стрессы, недосыпание крайне негативно сказываются на его здоровье. Результат – тяжелое нервное истощение, неврозы и депрессия, выход из которых подросток опять-таки пытается искать в виртуальном мире.

Но помимо нервного истощения, психосоматических расстройств и депрессии, компьютерные игры несут еще одну чрезвычайно серьезную угрозу. С каждым годом развитие компьютерных технологий делает виртуальные миры всё более реалистичными, а погружение в них – всё более привлекательным. Подросток, проводящий долгие часы в мире компьютерной игры, теряет ощущение реальности, перестает отличать виртуальный мир от реального. Привыкая к законам и правилам компьютерной игры, подросток пытается перенести эти правила в реальный мир. Но в реальном мире, где всё решают взрослые, где от мнения подростка ничего не зависит, где его, властелина миров и супермена-боевика не воспринимают всерьез, где над ним смеются и унижают его, подросток чувствует себя чужим. Реальный мир становится чуждым, отталкивающим, а мир виртуальный – желанным и привлекательным. И здесь возможны два варианта развития событий – один хуже другого.

В первом случае подросток с головой уходит в родной для него виртуальный мир и фактически переселяется туда. Это своего рода виртуальная шизофрения: подросток живет одновременно в двух мирах – неуютном и чужом для него мире объективной реальности, из которого он бежит в другой, фальшивый и зыбкий, но привлекательный мир болезненной зависимости. Последствия этого непредсказуемы – от тяжелейшего невроза и депрессии до настоящей шизофрении, если к тому имеются генетические предпосылки.

Второй путь еще более опасен и трагичен. Неустойчивая психика подростка может подтолкнуть его к стремлению перенести правила компьютерной игры в реальный мир. Достоверно известно, что большинство подростков, совершивших массовые убийства в школах и колледжах США, были активными пользователями агрессивных игр-"стрелялок". Показательно, что жертвами для расправы подростки почти всегда избирали своих бывших учителей и соучеников. Перенося в школьные стены модель расправы со своими врагами и обидчиками, привычную ему по компьютерным играм, подросток жаждет доказать всем (и в первую очередь, себе), что и в реальном мире он является таким же хозяином ситуации, как и в виртуальном. При этом он, как правило, до последнего момента не верит, что последствия его поступков необратимы, а сам он умрет по-настоящему, реально. Опрос, проведенный среди подростков, совершивших попытки самоубийства, показал, что подавляющее большинство из них не верили в реальность смерти, и не задумывались над тем, что будет, если они действительно умрут.

Поклонники виртуальных игр часто приводят веский аргумент в защиту своего увлечения – они утверждают, что компьютерные игры развивают моторную координацию, ловкость, гибкость мышления и т.п. В последние годы возник даже новый вид спорта – киберспорт, в котором спортсмены (если это слово к ним применимо) сражаются в разнообразные компьютерные игры. Что можно сказать по этому поводу?

Прежде всего, в самой по себе компьютерной игре нет ничего плохого. Виртуальная игра действительно помогает развить координацию и быстро освоить навыки обращения с клавиатурой и мышью. Кроме того, хорошая компьютерная игра – это прекрасный способ разрядиться, снять напряжение и стресс, отвлечься. Однако при этом не следует забывать, что игра – не более чем развлечение, что виртуальный мир – выдумка, а компьютер – не хозяин, а верный слуга человека, придуманный и созданный для того, чтобы облегчить ему жизнь в реальном, а не в виртуальном мире. Разница между нормальным отношением к компьютерным играм и патологической зависимостью как раз в том, что одержимый игроманией не может справиться с неудержимой тягой к виртуальной реальности. Это действительно болезненное состояние. Подросток, страдающий игровой зависимостью, не в состоянии управлять своим поведением, он не может оторваться от игры, жертвует реальным миром во имя мира виртуального. Игровая зависимость ухудшает адаптацию в реальном мире, существенно снижает возможности для реализации подростком своих жизненных планов и перспектив.

Родители подростка, страдающего киберзависимостью, должны совершенно определенно осознавать: компьютерная игромания – это серьезный сигнал тревоги, признак неблагополучия вашего ребенка, отчаянный призыв о помощи. Психологически здоровый, благополучный подросток не попадает в компьютерную зависимость. Жертвами виртуальной паутины становятся только те, кто не смог справиться с вызовами и требованиями реального мира, не сумел найти и реализовать себя, либо в силу каких-то болезненных расстройств (например, депрессии) не способен контролировать свои импульсы. В любом случае – не будьте пассивны. Не ждите, пока виртуальное болото затянет вашего ребенка окончательно. Последствия нервного истощения, подростковых депрессий, невротических расстройств могут давать о себе знать в течение всей жизни.

Параллельно с игровой зависимостью возник и стал стремительно распространяться другой вид проблемы, порожденный цифровыми технологиями – Интернет-зависимость. В последние годы люди, страдающие различными формами невротических расстройств и депрессии, ищут выход из своих проблем в Интернете.

Интернет-зависимость

Интернет – величайшее благо и возможно, самое значительное достижение ХХ века. Глобальная сеть открывает такие возможности для обмена информацией, о которых раньше не смели мечтать даже самые "продвинутые" фантасты. Колоссальный банк данных, высочайшая скорость поиска данных, эффективные и удобные средства общения – все эти блага поставляет нам Интернет. Многим людям Интернет помог выявить и реализовать свои таланты – достаточно вспомнить, например, идею знаменитого Интернет-оркестра, объединившего талантливых музыкантов всего мира. Большинство из них смогли заявить о себе, добиться признания и славы именно благодаря возможностям Всемирной сети.

Однако быстрое распространение Интернета быстро принесло в нашу жизнь новые проблемы. И прежде всего – это Интернет- зависимость. Как правило, эта беда также поражает в основном подростков. В основе непреодолимой тяги к виртуальному общению так же, как и при игровой зависимости, лежат невротические и депрессивные мотивы. Интернет позволяет подростку убежать от реальности в придуманный, виртуальный мир, в котором можно жить по своим законам и правилам, где никто не знает о твоем прошлом, где можно придумать себе любое имя и любое обличье и начать жизнь с нуля, где тусуются такие же несчастные и не понятые. Там, в этом виртуальном мире, подросток чувствует себя своим. А если что-то в этом компьютерном мире вдруг не понравится – достаточно одного щелчка мышью, чтобы закрыть страницу или перейти в другой чат. Неудивительно, что Интернет очень быстро заслоняет собой реальность, в которой раньше жил подросток – реальность враждебную и неприветливую для него.

Реальная жизнь протекает в реальном мире, а не в виртуальном. И ценности реального мира всегда должны превалировать над сомнительными ценностями виртуальной псевдореальности. Поэтому если депрессивные или невротические переживания толкают подростка в сети компьютерной зависимости – не медлите. Обратитесь к специалисту – психиатру, психотерапевту, психологу. Сегодня существует множество лечебных программ помощи людям, страдающим от подобных проблем. Большой опыт накоплен специальными психотерапевтическими группами, состоящими из бывших Интернет-зависимых подростков и игроманов. Такие группы есть во всех крупных городах. В них подростков, попавших в сети зависимостей, обучают нормально общаться, справляться с проблемами и трудностями, адаптируют их к реальности. Однако не следует обольщаться: лечение игровой и Интернет-зависимости – задача далеко не простая, сравнимая по сложности с лечением наркоманий и алкоголизма.

Опасности подростковой депрессии

Подростковая депрессия несет те же опасности, что и взрослая – в первую, очередь, опасность суицида. Самоубииство – одна из трех основных причин смертности в подростковом возрасте. Суицидальные мысли при подростковой депрессии – явление очень частое, причем в силу свойственной возрасту импульсивности подростки обычно не откладывают суицидальные намерения в долгий ящик. К счастью, подростковые суициды обычно непродуманны и реже, чем у взрослых, заканчиваются трагедией.

Частым следствием подростковой депрессии является употребление алкоголя и наркотиков. В одурманивающем действии психоактивных веществ подросток ищет спасения от тягостных и мучительных депрессивных переживаний. Действительно, на первых порах это помогает – опьянение позволяет на какое-то время приглушить остроту депрессии, но со временем эффект алкоголя и наркотиков ослабевает, и депрессия возвращается во всей своей пугающей силе. Параллельно формируется алкогольная и наркотическая зависимость, добавляя к проблеме депрессии проблему избавления от пагубной зависимости.

Подростки, страдающие депрессией, нередко склонны к асоциальным действиям. Правонарушения, совершаемые такими подростками, непродуманны, внезапны, они не приносят никакой материальной выгоды. Обычно это хулиганство и вандализм – в приступе злобы подросток может разбить витрину, поджечь автомобиль, подраться и т.п. Как правило, он не в состоянии объяснить мотивы и цели своего поступка: "просто достало все", "что-то накатило", "не помню, как это произошло".

Культ Эмо

Особого внимания заслуживает распространившийся в последнее время культ "эмо". Изначально объединявшее поклонников одного из стилей панк-музыки (особенности вокала которого включали визг, шепот, крик и стоны, а основными темами были страдания, несчастная любовь, самоубийство и смерть), со временем эмо-движение разрослось в своеобразную субкультуру, распространяющуюся среди подростков со скоростью эпидемии.

В основе культа эмо – идея открытости эмоций, пропаганда "ярких и сильных переживании" (причем как положительных, так и отрицательных), свобода эмоциональной жизни, сексуальная раскрепощенность. Поклонник эмо-субкультуры не должен удерживать свои эмоции, скрывать их от окружающих: если ему хорошо, он громко смеется, если плохо – плачет навзрыд, не задумываясь о том, как это воспринимается окружающими. Многие поклонники эмо-движения проповедуют идеи "вечной депрессии", жажды смерти, культа самоубийства. Они полагают, что большую часть времени эмо должен пребывать в состоянии горечи, обиды, депрессии и неуверенности в себе. Эпатажный стиль эмо, включающий окрашивание волос в яркие цвета, активное использование косметики как девушками, так и юношами, многочисленные значки и блестящие детали, также призваны привлечь внимание к его носителю и к его душевным переживаниям.

Эмо – безусловно, протестная субкультура, возникшая как ответ на вызовы сложного, неприветливого и непонятного подростку взрослого мира. Подобные субкультуры порождала каждая эпоха – достаточно вспомнить хотя бы движение хиппи 1960-х годов или металлистов 1980-90-х годов. Инфантильность и неэффективность подобных протестов очевидна, но культ эмо привлекает подростков (в основном младших) своей яркостью, эпатажностью, оппозиционностью взрослому миру с его взрослыми проблемами.

Значительную часть последователей эмо-культа составляют подростки, действительно страдающие депрессией. Эмо-стиль позволяет им "прокричать" о своих страданиях (реальных или мнимых) на весь мир. Очевидная демонстративность поведения эмо-кидов не должна обманывать – распространенность самоубийств среди поклонников этого направления достаточно высока. Склонность подростка к эмо-субкультуре – тревожный сигнал для родителей, свидетельствующий о наличии психологических проблем.

Детская и подростковая депрессия – одна из серьезнейших проблем современной психиатрии. К сожалению, до сегодняшнего дня эта проблема остается малоизученной, и каждый год приносит новые и новые сведения о причинах и проявлениях этого опасного расстройства. Однако уже сейчас ясно, что распространенность детской депрессии намного шире, чем думали раньше, и что ребенок, страдающий депрессией, нуждается в своевременной и эффективной помощи. Преодоление детской депрессии требует совместных усилий родителей, педагогов, врачей, психологов и социальных работников. Опасность детских и подростковых депрессий состоит еще и в том, что незамеченная и не вылеченная детская или подростковая депрессия является фактором риска взрослых депрессий.