Основание парка Монрепо

Основание парка Монрепо.

Парк Монрепо, раскинувшийся на северо-восточном берегу острова Линнасаари, несмотря на каменную ограду и посадки деревьев лиственных и хвойных пород, кустарников, производит впечатление уголка естественной природы. На его территории как бы сконцентрировались все особенности природных условий Карельского перешейка и шхерного ландшафта: холмы, поросшие соснами и елями, выходы скал различной формы, величины и протяженности, валуны, низинки и болота. Острова, полуострова, бухты, протоки создают живописную изрезанность береговой части парка. В зависимости от рельефа местности и скальных гряд он отступает от берега на расстояние от 20 до 800 м.

Расчлененный холмисто-грядовой рельеф парка Монрепо образован в основном выходом на поверхность гранитов – рапакиви. Они создают причудливое нагромождение скал, являются основой холмов или вытягиваются грядами в северо-западном направлении. Это обусловлено простиранием тектонических разломов и направлением движения ледника. Скалистые гряды – сельги идут параллельно берегу залива, то отходя от него, то приближаясь к воде. Гранитные блоки, составляющие эти гряды, имеют покатые или пологие вершины, крутые или обрывистые склоны, а иногда образуют вертикальные стены высотой 15-20 м.

Гранит скал имеет различные оттенки красного, коричневого и сиреневого цветов. Нередко скалы покрыты тонким слоем мхов. Местами сглаженные, отшлифованные ледником бугры гранитов и гнейсов – «бараньи лбы» полого спускаются к воде. А в некоторых местах, поднимаясь от ее кромки, скалы создают всхолмления рельефа. Между холмами возникают ложбинки. Скалы же составляют основу и близлежащих к парку островов, а возвышающийся над водой самый большой остров представляет собой высокий скальный монолит.

Особенности структуры рельефа, благодаря которой в отдельных скальных понижениях на любой высоте по отношению к заливу может скапливаться вода, поступающая туда по трещинам, определили характер гидрологии и растительности этой части острова Линнасаари. Вода из переполненных естественных водонакопителей, а также дождевая и талая вода по уклонам течет в сторону берега. Попадая на прибрежные участки низин, потоки и ручьи замедляют свой бег, образуя вместе с грунтовыми водами болота и топи. Именно заболоченные низины, множество ручьев-«источников», вытекающих из скал, и сами скалы, поросшие редкой растительностью, изначально составляли ландшафт будущего парка Монрепо. Из деревьев здесь росли на скалах только сосны и ели.

Береговая полоса парка в четырех местах перерезана раскрытыми в сторону залива небольшими долинами разной конфигурации. Из них крайняя на севере, расположенная в лесной части парка, крутыми уступами спускается к воде. На большей территории другой долины, у края леса, и сейчас находится болото. Южная долина самая большая. На склонах дальнего от залива ее края некогда размещались дома хутора Лилл-Ладугорд. С севера к ней примыкает самая маленькая долинка, которая у берега смыкается с низиной, протянувшейся вдоль скальной гряды. Здесь недалеко от берега какое-то время стояла постройка.

Весь остров Линнасаари после строительства Выборгского замка и возникновения города Выборга принадлежал шведской казне. Местные крестьяне, которые пасли скот, возделывали отдельные участки долин, занимались смолокурением, тем не менее являлись только держателями своих наделов. Именно для нужд замка был построен скотный двор – Лилл-Ладугорд. Позднее это типичное для этих мест небольшое поселение непродолжительное время содержало за свой счет кавалериста шведской армии, что по закону рассматривалось как выполнение государственной повинности и соответственно освобождало жителей Лилл-Ладугорда от налогов и арендной платы.

После подписания Петром I в 1721 Ништадского мира бывшие земли Швеции, отошедшие к России, стали государственными или казенными землями. На их территории долгое время сохранялись принципы налогообложения, существовавшие ранее. В связи с этим и на основании военной реформы Петра I обеспечение нужд крепостного гарнизона осуществлялось за счет местного населения, и поэтому хутор Лилл-Ладугорд оставался по-прежнему податным хозяйством. Вместе с землями всего острова Линнасаари он был передан во владение комендантам города Выборга. Этот хутор как геймат – усадьба с возделываемыми земельными угодьями просуществовал до середины 80-х гг. XVIII в.

В 1759 г. обер-комендант города Выборга П.А. Ступишин ходатайствовал перед российским правительством о получении права на вечное владение гейматом Лилл-Ладугорд. Однако в 1760 г. ему и его потомкам было предоставлено право пользования казенной собственностью «с условием, чтобы земли были обрабатываемыми и строения содержимы исправно, со внесением податей и отправлением повинностей». П.А. Ступишин разместил рядом с домами крестьян новую усадьбу.

Для размещения усадьбы была использована самая маленькая долина и ее северо-западный склон, от которого начинается скальная гряда. Верхняя терраса склона была выровнена. Здесь прошла подъездная дорога, сохранившаяся до наших дней. На краю расширенного участка естественной террасы был построен небольшой деревянный дом, доминирующий над долиной и береговым луговым пространством. Этот скромный жилой дом с подвалом и вальмовой кровлей был обращен в сторону долины только четырьмя окнами. С другой стороны дома находился вход и раскинувшийся перед ним двор.

Усадебный парк был разбит в долине. Эту долину, как и саму усадьбу, владелец назвал Шарлоттенталь. Планировка парка была регулярной, что соответствовало тенденциями паркостроения в России середины XVIII в. Центральная композиционная ось парка в виде аллеи доходила до берега. Часть этой аллеи можно увидеть в долине и сейчас. С юго-западной стороны эту аллею, как и все пространство долины, замыкала большая постройка. Она пересекала долину, вытянувшись поперек ее на 82 м., а боковые ее ризалиты были выдвинуты в сторону берега. В ней был устроен колодец, который сохранился. Постройка эта называлась оранжереей, хотя включала в себя, если судить по конфигурации, помещения и другого назначения. Для строительства поперек долины Шарлоттенталь здания оранжереи, а не усадебного дома, были причины, связанные с рельефом местности и со стоком грунтовых и поверхностных вод в сторону залива. Центральная ось композиции объема оранжереи совпадала с осью парковой аллеи. Благодаря ризалитам здание организовывало все небольшое пространство парка, протянувшееся от него до воды. Центральная аллея и боковые боскеты состояли преимущественного из посадок лип.

В практике отечественного усадебного строительства достаточно распространен прием организации паркового пространства зданием, но использование для этого оранжереи – исключительно редкий пример. Он свидетельствует о самостоятельной интерпретации владельцем усадьбы известных ему приемов решения регулярной парковой композиции.

Между дорогами, ведущими к дому и к оранжерее, у развилки находится небольшой холм естественного происхождения. Рельеф этого холмика был подработан для придания ему вида искусственного сооружения. Возможно, на нем была установлена беседка или павильон.

Какие еще здания и сооружения были в усадьбе П.А. Ступишина, неизвестно. Тем не менее ясно одно, что для создания в этой небольшой долине парка необходимо было провести работы по благоустройству территории. Они были связаны с решением вопросов осушения, переработки рельефа, завозки растительного грунта и посадки растений. Трудно даже сказать что-либо конкретное и о планировке парка.

После смерти П.А. Ступишина в 1782 г. его наследники не проявили интереса к этой усадьбе – казенной собственности – геймату Шарлоттенталь или Лилл-Ладугорд. По этой причине в 1784 г. права на ее владение были куплены у наследников губернатора коллежским асессором М.И. Донауровым, представлявшим, по всей вероятности, интереса Кабинета Е. И. В. – императрицы Екатерины II.

В этом же году было перестроено административное управление краем. Из шести уездов было образовано наместничество с центром в Выборге. Наместником был назначен принц Фридрих Вильгельм Вюртембергский. Ему и пожаловала императрица Екатерина II имение Шарлоттенталь.