Любимые стихи (часть 3)

***
Бывает так, какая-то истома,
Какая-то мечта вдруг окрылит,
И ты бежишь, и ты бежишь из дома,
Чтоб сказочный найти метеорит.
И ты идешь и плачешь по Отчизне,
От дома навсегда твой путь далек,
И свет звезды ведет тебя по жизни,
Но где найти отколотый кусок?

***
Почему не летают люди?
Отчего так замедлен их бег?
Для чего нужно столько прелюдий,
Чтобы чувствовать мог человек?

Почему все мы, зная о Боге,
Не боимся грешить на Земле?
Почему наши души в природе
Так стремятся жить на Луне?

Почему все запахи ночью острее?
Почему все так любят, когда идет дождь?
Почему с ветром бабочки стали смелее?
Почему закрываем глаза мы на ложь?

Почему мне имя такое досталось?
Почему так судьбы сложились мои?
Почему сомненье мне в душу закралось?
Куда же ошибки меня завели?

***
В этом городе кровь на снегу
Видишь чаще, чем нефть и мазут.
Облака фонарей у губ
Предвещают ночей грозу.

Предвещают последний кон
Бесконечной моей игры.
В Петербурге один закон -
Выживать сквозь его дворы.

И никто не зовет назад.
В небе месяц желтой косой.
Все, что скажешь ты невпопад,
Выпадает в душе росой.

Оттолкни же мою судьбу,
Пусть останется белым снег.
Вкус ночей и соленых губ,
И звезда у прикрытых век.

***
Да, я войду в неизбежность,
Как входят - внезапно - в воду.
Я снова меняю нежность
Свою на твою свободу.

Горят фонари над морем,
Что люди зовут Невою.
Я выйду на берег горя
Волчицею к водопою,

Чтоб там, позабыв про грезы,
Завыть на луну упорно.
Я снова меняю звезды
На песню, что мучит горло.

И в лес уходя с оглядкой
На город гранитных кружев,
От "а" до "я", по порядку,
Забуду всех, кто мне нужен.

По тропам и сквозь валежник,
Оскалив в улыбке морду,
Я снова меняю нежность
На право остаться гордой.

***
Если я доживу до осени,
Если я доживу
До дворов, где на землю бросили
Ржавых писем листву,

До улыбки своей растерянной,
Втоптанной в синеву.
Если я доплыву до берега,
Если я доплыву.

Раздувает закат алые,
Безнадежные паруса.
Что ж ищи, Грей, мои усталые
Солнцем выжженные глаза,

Чтоб, пройдя ко мне злыми росами,
Золотое кольцо неся,
Вдруг услышать: "Дожить до осени"
И понять - в этом сказка вся.

***
Жизнь моя - черновик,
На котором все буквы - созвездия...
Сочтены наперёд все ненастные дни.
Жизнь моя - черновик.
Все удачи мои, невезения
Остаются на нём
Как надорванный выстрелом крик.

***
Был ветреный и серый день,
Блестели тучи перламутром,
Мне почему-то стало лень
Отсчитывать свои минуты....
В холодной комнате душа
Стояла робко и несмело...
Поцеловала - не спеша...
И улетела - неумело...

***
Когда листвы опавшей шорох
Так сладко шепчет и кружится,
Когда бумаг исписан ворох
И спать давно пора ложиться,
Когда во вторник на рассвете
Венера в небе задержалась,
Когда осенний теплый ветер
Развеет грусть - придет усталость,
От всех стихов о суициде,
От мутной вязкости сомнений,
Ото всего в чем смысл виден
Бесцельных взлетов и падений.

***
Я уверую в смысл рваных строк твоих песен,
И к себе поверну мир другой стороной.
Познакомлюсь со всеми кто мне интересен,
И к тебе я вернусь совершенно другой.
Ты узнаешь меня в сотни разных обличий,
Ты увидишь за маской чужою – меня.
Вот теперь я действительно яркая личность –
Я попала. В твое расписание дня.

***
Я, как слабый студент, ненавижу изгнанья,
Ты моих серых будней зачетку порви.
Я прогуливал часто с тобою свиданья
И прогуливал сессии нашей любви.

Не помогут теперь ни декан, ни проректор
Возродить неизбежность студенческих встреч.
Поржавел интеграл, искривился мой вектор,
И свисают эпюры с опущенных плеч.

***
Я каждой ночью вижу в небе
Белее снега млечный путь.
На нем танцует белый лебедь,
Он хочет жизнь свою вернуть.
Он пишет, вечность рассекая,
По водной глади белый стих,
Поют ветра, луну лаская,
И сердца стук на миг притих.
Не может больше в солнце верить,
Над морем нежным не летать,
Танцует в звездах черный лебедь,
Но как хотел он белым стать...

***
Я ногами расплавляю асфальт.
Я иду – и утопаю в асфальте.
«Все ОК, все very good и all right…» -
И выламываю тонкие пальцы.
А виновником всех бед наяву
Выбираю я листочек кленовый;
Я его на сто кусков разорву –
Вот такой он, приговор мой суровый.
Пот нахально покрывает лицо.
Что очки – от солнца этого мало.
Хорошо, что не надела кольцо:
Я б его, наверно, быстро сломала.
… Я кого-то задеваю плечом,
На ходу бросаю: «Ой, извините».
На асфальт летит зеленый клочок,
Как одно из вероятных событий.

***
Я хочу уйти с пилигримами,
Я хочу уйти вникуда.
Время след оставляет морщинами,
Все, что было – уносит вода.
И от этой простой неизбежности
Никуда не уклонишь свой путь,
А так хочется капельку нежности,
А потом можно смело уснуть.
Все забыть, неизведанное выдумать,
Замуровывать правду в свинец.
Только некому, некому выплакать,
Чтобы встретить достойно конец.
Я хочу уйти с пилигримами,
Я хочу уйти вникуда.
Время след оставляет морщинами,
Все, что было – уносит вода.

***
Я знаю: наскучат полеты,
И музыка прелесть утратит;
Не будут страшны вертолеты,
И ангелов хмурые рати.
С окраин миров черно-белых
Я буду смотреть в Бесконечность –
Летит на серебряных стрелах
Безумная, долгая вечность…

***
Ты устал говорить, а тем более думать…
А я и не слышу, мне не до слов.
Меня не разбудят ни стих и не струны,
Не вырвешь меня из девчоночьих снов…
Я все еще в детстве и брезжу мечтами,
Не ведая то, что растают они.
Пройдут надо мной дождем и снегами,
И спрячутся в прошлом за снег и дожди…

***
Уходим безвозвратно,
Уходим безнадежно,
Не все еще понятно,
Понять не так уж сложно.

Осталось также мало,
Осталось также больше.
Что выбираем мы
Понять не сразу можно.

***
Я рисую их белым по черному,
Снегом по небу пустому и странному,
На красоту навсегда обреченному,
Небу далекому и безымянному.
Сны. Я запомню их ветром и холодом,
А по-другому они не сбываются.
Звездами черное небо исколото,
С неба колючие сны опускаются.

***
Я вам никогда не поверю –
В толпе искать лица знакомых.
Как крылья хлопают двери
Чужого и странного дома.
Из окон - свет в абажурах
Польется на землю ручьями,
А время на страже дежурит
И все не стареет с годами,
А я буду злой, не учите,
Останусь такой же, как раньше,
Среди миллиона событий
Я вам не поверю и дальше.
Мне проще в любовь не верить –
Я лучше останусь пустою.
Как крылья хлопают двери,
Стеной, закрываясь за мною.

***
Мне хочется плакать, а я веселюсь,
Я прячу за смехом смертельную грусть.
Рисую улыбку, шучу без конца,
Живу за фасадом чужого лица.
Была я крылата, но нет высоты,
Осколками тают былые мечты.
Все думают: счастлива, всем улыбается.
А это ведь сердце мое разрывается.

***
Говорят, что дождь уныл и сер,
Но ведь он смывает все напасти.
Я же жду, когда поможет мне
Нежный, теплый, добрый, ливень счастья.

Смыть печали и прогнать тоску,
Радужный оставив след на небе,
Сможет дождь, подвластно все ему
Словно другу в медленной беседе.

Помоги, не будь так холоден со мной,
Я и так могу замерзнуть в одночасье.
Теплый дождик, смой печаль водой,
Будь спасеньем, прогони ненастье.

***
Тоскливый ветер часто гасит свет
В моем окне пустом и одиноком,
И сумасшедший дождь бежит по стокам,
Держа в руке холодный пистолет.

Шагов его пугаясь каждый раз,
Я ночь зову на помощь, и сегодня
В пижаме, как в забытой подворотне,
Я прячусь от его блестящих глаз.

И вот уже скрипит сухой порог,
Молчат шкафы, в халаты снов одеты,
И он идет в плаще и с сигаретой,
Безумен, неумыт и хромоног.

И бродит, как в квартире нежилой,
В моей душе, и рвет надежды в клочья.
Осенний дождь приходит только ночью,
Осенний дождь приходит лишь за мной.

***
Город вымер, город замер,
Позабыв свою беспечность.
Город просто за-мер-за-ет,
Город пьет с ладони вечность.
Он не плачет, он не стонет,
Он не жалуется людям –
Значит, мы его не стоим,
Значит, мы его забудем.
Слишком поздно, слишком рано,
Слишком глупо все сложилось…
Этот город слишком странный,
Страшно впасть к нему в немилость.
Этот город слишком страшен
Даже тем, кого он любит.
И ему совсем не важно,
Что со всеми нами будет.

***
Небо поймано в сеть электрических линий,
И, отравленный маревом копоти грязной,
Цвет небесный закован в седой алюминий,
Загрунтован холодной и пасмурной краской.

Небо плачет по птицам, что в клетках застыли,
И по чистому свету средиземноморья,
Где, сомкнувшись в обратной кривой перспективе,
Обретают друг друга маар дольний и горний.

Небо бредит желанием летнего зноя,
И, отрекшись от грязных глухих полустанков,
Истекает дождем, застывает слезою
На высотах твоих недостроенных замков.

***
Между нами стена неживых фонарей,
Между нами город разлегся пустой,
От стекла до стекла – скрип голодных дверей,
От мечты до мечты – только холод и боль.

Мне не спрятать свой взгляд в паутине дымов,
В огоньках, в человечьих нестройных рядах,
Подари мне, молю, над осенней Невой
Берега в золотых и кирпичных крестах.

Я пройду сквозь огонь, я сойду с тобой в ад,
Отрекусь от спасенья бессмертной души,
Но когда я смотрю, обернувшись назад,
Мне всегда остаются следы от машин.

Между нами дорога, под нами – река.
Ты играешь со мною в игры богов,
Запах дыма и страза держа на руках,
Холод ветра и платину вянущих слов.

Горький дождь пробежит и покатиться вниз
С фонарей, но уже не погасит огня –
Мне ль не знать сей изысканный жизни каприз:
Что сгубила Помпею, убьет и меня.

Белых птиц поплавки и прощальный гудок,
Взмах руки, взмах ресниц и колючки огней,
Катер в черной Неве, как кленовый листок –
Между нами вода и разводы на ней.

***
Я родилась безумной птицей
С нелепым сломанным крылом –
Я то мечтаю в небо взвиться,
То клетку называть «мой дом».
Я улетаю на свободу,
Но улетаю я любя.
Я составляю часть природы,
Но в тоже время часть тебя.
Мое крыло болит и ноет,
Лишь ты лекарство для него,
И боль меня на землю гонит,
Промыть кровавое перо.
Но лишь на землю прилетаю –
Другое, целое крыло
Кричит – Летим! Я умираю!
Хочу на небо я стрелой!
И выход я один лишь знаю:
Чтоб рознь меж крыльев прекратить,
Их нужно жестко, не рыдая,
Отрезать, иль камнями сбить!

***
Мы с тобою лежим на прекрасных цветах,
А глаза смотрят в звездное небо.
Мы болтаем с тобой о прекрасных мечтах,
Мы хотим бесконечное лето.
Вдруг на небе росчерк чьего-то пера –
Яркий след как от молний высоких.
Это с синего неба упала звезда,
И упала от нас недалеко.
Я срываюсь с покрова зеленой травы,
И бегу вдоль по радуге летней.
Этот неба кусочек хочу я найти
И согреться от доброго неба.
Говорили, что звезды сгорают дотла,
Залетев на чужую планету.
Но мечтаю о том, чтобы эта звезда
Вновь жила, вновь пыталась бы светом.
Мир жесток – я дрожу, я боюсь подойти.
Но – о да! –вот она! Я тянусь к ней,
Обжигаясь, ее прижимаю к груди,
На себя за боязнь не сержусь я.
Я, горя возбужденьем, со звездою бегу.
Я как будто бы снова воскресла.
Пред глазами твоими разожму,
А в ладони лишь горсточка пепла.

***
Лето катится к закату.
Закрываешь сердце где-то,
Ощущая боль утраты,
Ты уходишь вслед за летом.
И еще горит надежда -
Мир всегда наполнен светом.
Ведь в тебе живет, как прежде,
Наше солнечное лето.
Ты летишь за ним по небу,
Ты несешься между строчек,
По дождю, по ветру, снегу,
Упустить боишься очень.
Мы забудем эту боль,
Тая в ультрафиалете...
Мы сыграем свою роль
И утонем в новом лете.

***
Я чаще, чем раньше стала прощать,
Дольше болеть, реже дышать.
И феникс, привыкший лить слезы ручьем,
Устав, задремал на предплечье моем.
И раны в душе, изведенной тоской,
Не лечит он ныне волшебной слезой.
А я, не тревожа минуты покоя,
Беззвучно страдаю и шепотом вою.

***
Струна, порвавшись за стеною,
Зажала тишью перепонку.
Последний звук подобен вою -
Не то, чтоб тихо, но не звонко.

На миг весь мир остановился -
Секунда, менее, быть может.
Так вихрь чувства на время взвился -
Не описать, на что похоже.

Часы отмерили степенно
Тот миг, что жизнью дан случайно.
Что в жизин все бывает тленно -
Пусть нашей с ними будет тайной.

***
Сидишь дома опять одна,
И глядишь на луну уставшую.
Вот и снова осень пришла,
Подметает листву опавшую.

Дождь стучится в твое окно,
Поет ветер тебе серенаду,
Фонари уже спят давно,
А ты плачешь с дождем. Не надо.

Погляди на ночное небо,
И когда упадет звезда,
Загадай себе то, чего не было
И все сбудется только тогда.

***
Я искала тебя, но видно ослепла.
Потерялась в метро, но проснулась от ветра.
В тех бессвязных словах, несгораемых строчек,
Не узнала тебя и твой граффити почерк...

***
Ждать устою, холодный перрон,
Серая ночь, дождливое лето.
Память играет: мой третий вагон
Вспоминаю и жду, и мечтаю об этом.
Ждать не могу, устали глаза,
Пусто вдали, и жаль мне чего-то.
Вспомнила всех, кто был "против" и "за"
В жизни, в борьбе за право знать кто ты.
Старнно, и кажется, нет мне пути,
Поезд свернул или кончилось лето.
Страшно. И я не могу уж уйти,
Видно, предписано свыше мне это.
Ждать выше сил. Я плачу, зову
Молодость, ревность, любовь, стынут руки.
Ждать не хочу и любить не хочу.
Боже! Прости мне мой и грех мой, и муки.

***
Улыбаясь солнцу, глядя в отраженье,
Не искав свободу, вдруг себя найти.
Странно удается, не приняв решенья
Вместо слез смеяться и грустя цвести.
Мир перевернулся. Может, стал на ноги
Или головою со скалы упал...
Пусть пока с тобою мы еще не боги,
Но стоять в сторонке я уже устал.
Улыбаясь небу, улыбаясь свету,
Двинусь я спонтанно по пути с тобой.
Где-то на тропинке, обойдя планету
Встретимся однажды... с полною луной.
Умирать не время, время смерти в прошлом,
Ожидать не место, осознав полет.
Предаваться просто, забываться сложно,
Когда нас с тобою еще кто-то ждет...

***
Неведомы людям законы судьбы,
Но всякий желал бы с нею поспорить.
Кто молча клянёт, кто шлёт ей мольбы,
Боятся: «Что может она приготовить?»

Но как не прискорбно, не слышит она,
Людские мольбы, равно как и угрозы.
Она – лишь писание, книга она.
В ней жизни людские записаны прозой.

И сколь не кричи – не изменишь ничуть,
Ведь строки написаны Божьей рукою.
Он сам перепишет твой жизненный путь,
Когда ты начнёшь жить своей головою.

А слово «судьба» пред очами встаёт,
У всех, кто почувствовал резкую боль.
У всех, кому в жизни сейчас не везёт.
У всех, кто не выучил новую роль.

Но книга святая тихонько лежит,
И держит Владыка перо золотое.
Он пишет судьбу, он пишет вердикт,
Всем тем, кто не ведает в мире покоя.

Для тех, кто Его ублажает трудом,
Он будет писать её снова и снова.
Для всех остальных на листочке пустом,
Отмечено будет одно только слово...

***
Безумие ветра жестоко уносит
Слова , что сорвались нечаянно с губ
И серое небо о чем то попросит
Слезами дождя нескончаемых мук ...

Глазами в глаза ускользающей жизни
Еще раз посмотрим , пусть даже на миг
Пробыв постоянно в каком то движенье
Поймем под конец, что стремились в тупик ...

И все как всегда на потом оставляя
Надеемся жить еще тысяча лет
И часто вещей важных не замечая
Теряем в нелепых догадках ответ ...

Зачем же тогда, эта скорость слепая
Когда слившись с ней забываем себя
Несемся вперед по дороге теряя
Не редко все то, для чего жизнь дана...

А ветер все также жестоко уносит
Слова, что сорвались уже с чужих губ
И позже на чью то дорогу их бросит
И кто то замет их может быть вдруг...

***
В чем сила Силы и Слабости суть?
Сила и Слабость отправились в Путь...
Сила с котомкою шла налегке,
Слабость тащила поклажу в мешке...

Сила добра была с каждым прохожим,
Слабость плевалась на всех непохожих...
Слабость лишь злилась, а Сила смеялась...
Сила молилась, а Слабость ругалась...

Силу любили, желали, хвалили...
Слабость жалели, пинали и били...
Сколько бы бед на Пути не бывало,
Сила их все на себя принимала...

Слабость завидовать стала подруге,
Сплетни о ней распускала в округе,
И ревновала и грызла как моль,
Стала вином заливать свою боль...

Стала рядиться одеждами Силы:
Слабость кричала и поносила...
В Силу вцеплялась, кусая ей ноги,
Грязью ложилась пред ней на дороге...

Сила пыталась помочь и понять...
Слабость хотела побольше отнять...
Сила терпела, Сила просила,
Слабость на плечи взвалила, тащила...

Сила на Слабость порою серчала,
Сила слабела, а Слабость крепчала...
Только вдруг Сила внезапно прозрела,
Эта история ей надоела...

Слабость оставив лежать и стонать,
Тронулась в Путь по дороге опять.
Много примкнуло к ней Сил на Пути,
Стало надежней и легче идти...

С ног поспадали тяжелые гири,
Стала дорога светлее и шире...
Эта история пусть вас научит,
Как выбирается верный попутчик!

***
Я думала, что главное в погоне за судьбой -
Малярно-ювелирная работа над собой:
Над всеми недостатками,
Которые видны,
Над скверными задатками,
Которые даны,
Волшебными заплатками,
Железною стеной
Должны стоять достоинства,
Воспитанные мной.
Когда-то я так думала
По молодости лет.
Казалось, это главное,
А оказалось - нет.
Из всех доброжелателей никто не объяснил,
Что главное, чтоб кто-нибудь
Вот так тебя любил:
Со всеми недостатками,
Слезами и припадками,
Скандалами и сдвигами
И склонностью ко лжи -
Считая их глубинами, считая их загадками,
Неведомыми тайнами твоей большой души.

***
О, если ты спокоен, не растерян,
Когда теряют головы вокруг,
И если ты себе остался верен,
Когда в тебя не верит лучший друг,
И если ждать умеешь без волненья,
Не станешь ложью отвечать на ложь,
Не будешь злобен, став для всех мишенью,
Но и святым себя не назовешь, -

И если ты своей владеешь страстью,
А не тобою властвует она,
И будешь тверд в удаче и в несчастье,
Которым в сущности цена одна,
И если ты готов к тому, что слово
Твое в ловушку превращает плут,
И, потерпев крушенье, можешь снова -
Без прежних сил - возобновлять свой труд.

И если ты способен все, что стало
Тебе привычным, выложить на стол,
Все проиграть и вновь начать сначала,
Не пожалев того, что приобрел,
И если можешь, сердце, нервы, жилы
Так завести, чтобы вперед нестись,
Когда с годами изменяют силы
И только воля говорит: "держись!" -

И если можешь быть в толпе собою,
При короле с народом связь хранить
И, уважая мнение любое,
Главы перед молвою не клонить,
И если будешь мерить расстоянье
Секундами, пускаясь в дальний бег, -
Земля - твое, мой мальчик, достоянье,
И более того, ты - человек!

***
Свои черты, штрихи и блики
В душе у каждого и всякого,
Но непостижимо разнолики,
Мы одиноки одинаково.

***
Октябрьской ночи раскрыта пасть,
Пропала паника лиц и сумок.
Пол-Петербурга ложится спать,
Пол-Петербурга встречает сумрак.

Стихает спальных районов гам,
В полуподвалах звенят стаканы,
И отправляются по домам
Бродяги, чистившие карманы.

На старом Невском царит разброд,
Горит рекламный неон пожаром.
Огни танцпола, галдеж и пот
Толпу поделят к утру на пары.

Крапленой картой встает луна,
Подслеповато и жадно щурясь.
Ложатся фишки на плоть сукна,
Колоду прячет бывалый шулер.

Над Петроградкой – звезда-полынь,
И проститутки – слегка за тридцать –
Торгуют счастьем из-под полы,
Монеты прячут под половицы.

Бомонд подвалов глотает спирт,
В каморке дворника стынет чайник.
Пол-Петербурга спокойно спит.
Пол-Петербурга рассвет встречает.

***
Скоро зима – территория лени.
В горле першит – докурю вот и брошу.
Знаешь, я вру тебе так откровенно
И твое тело не помню на ощупь.
Нежность твоя – терапия нажатий,
Будни - в руках, несомненно, синицей.
Изредка хочется взять и сбежать, но
Рядом с тобою так сладко мне спится.
Рядом с тобою изысканно пьется –
Виски со льдом скоро станет привычкой.
Вот и ноябрь. Непутевое солнце
По небу чиркает сломанной спичкой.
Искренний детский вопрос: а нельзя ли
Выжать и спрятать эссенцию счастья?
Знаешь, родной, мне недавно сказали,
Будто ноябрь - это время прощаться.

***
Господи, только бы не разреветься на улице!
Ну же, терпеть, ну еще, ну хотя бы до лестницы!
Шаг от бедра, поворот головы, не сутулиться.
Губы дрожат отраженным в воде полумесяцем.

Вот, говорят - королева. О, да! Королева я!
Пальцев марать о чужие грехи не придется мне.
Только ведь руки мои - одинаково левые,
Обе они не в ладах с обручальными кольцами.

Быть бы мне маленькой, слабой, - о, как бы любила я!
Всё отдала б, по частицам – берите задешево!
Ну же, скажите хоть кто-нибудь: «девочка, милая»,
Вместо громоздких речей. Лифт, этаж, ключ, прихожая.

Пить в темноте – света нет. Телефон не работает.
Или не пить, а реветь до истомы в конечностях,
Новопассита и кофе набраться до рвоты бы,
И, зеркала обходя, замечтаться о вечности.

Выйти на улицу – ну помогите хоть кто-нибудь!
Гордость заснула – и черт с ней, сведенной зевотою.
Сударь! Постойте! Желаете странствие по небу?
Ах, вы спешите… Нет-нет, телефон не работает…

***
Здравствуй, Питер!
Здравствуй, Питер, я все же вернулась – на сутки моложе.
В поездах время вспять повернуло, укутало плечи, опутало веки.
Забери же меня, я твоя до истомы в суставах, испарин на коже.
Я вернулась, на старой кассете прослушанным треком.

Видишь, Питер –
Открываю ладони навстречу июльскому ветру,
Измеряю дыханием длинную вычурность бега в оправах каналов,
Сохраняю в глазах отражение выцветших улиц, безвыходных скверов,
Я в тебя влюблена до истерик, что, в сущности, мало.

Знаешь, Питер,
Я готова предать тебя, только найдется ли повод
Обменять несуразность твою на сплетение рук и бегов этажами.
Ты простишь меня, знаю, ты выключишь лампы мостов, ты наполнишься, город,
Отраженьем моим на твоих водосточных скрижалях.

***
И падал дождь, разлитый тучами, и плечи пробовал на вкус.
Ты на вопрос, мной не озвученный, ответил: Я тебе приснюсь.
Бежали вымокшие женщины, и град летел с небесных пращ.
И ты, стыдясь кого-то встречного, сказал: Ты только не заплачь.
И я послушно не заплакала, и плечи спрятала под зонт,
Хоть с каждой встречною собакою мне выть хотелось в унисон.
И стрелки сыпали минутами, и город ёжился и мок.
И мы – чужие, неуютные - с тобой шагали – на восток.
И я – такая прежде гордая – не знала, что тебе сказать.
А дождь шарахался по городу.
А на востоке был вокзал.

***
Почему не бывает иначе
И о многом должны мы жалеть?
Упускаем из рук мы удачу
И не можем соблазн одолеть.
Мы летим в яму вечных пороков,
Хоть и можем её обойти,
Сколько ж нужно от жизни уроков,
Чтобы верной дорогой пойти?
Сколько раз нужно в жизни обжечься?
Уколоться о злые шипы?
И не тем человеком увлечься,
Не дойдя до заветной тропы?
Почему мы жалеем о прошлом,
И считаем, что всё позади?
Потому, что всё самое хорошее
У нас с вами ещё впереди.

***
Я все-таки слишком печальная-
Обрекшая душу на праздное,
Все так же не верю отчаянно,
Что в жизни бывает по-разному.

Я все-таки слишком ненужная
Я знаю, что это не правильно.
Чужим равнодушьем простужена,
Чужим идеалом отравлена.

Я все еще слишком влюбленная -
Теперь и бороться бессмысленно.
Все те же болотно-зеленые
Глаза торжествуют над мыслями.

Я все-таки слишком обижена.
Не спрячешь души исковерканной.
Когда то так тесно приближена,
Сегодня навеки отвергнута.

Я все- таки слишком печальная.
Себя разменяла на мелочи.
Но все еще верю отчаянно,
Что позвонишь мне и вылечишь.

***
Самое страшное на Земла состояние- постоянное одиночество;
Самое длинное на Земле расстояние- то, которое одолеть не хочется;
Самые страшные в мире слова- я тебя не люблю...
Хуже всего, когда ложь права, а надежда равна нулю....

***
Встречая неоновый город в огнях,
Мерцая в холодном сияньи,
Развеется в сумерках зимнего дня
Последняя тень ожиданья.

Напрасной надежды обманчивый свет
Погаснет упавшей звездою.
Но в мире моём одиночества нет,
Лишь только прощанье с мечтою.

Печаль незаметно покинет меня
За вьюжною мглою вокзала.
Встречая неоновый город в огнях,
Я всё начинаю с начала.

***
Ждет давно одеялко, скучает подушка,
И заждался тебя, запоздавшую, сон.
Кто-то тихо сопит, прижимая игрушку,
Лишь не спишь где-то ты и не спит где-то он.

Догорает в руке у него сигарета,
В голове догорает светильник идей.
Пол холодный и дует, а ты не одета -
Он бы очень ругался - ложись поскорей.

Загораются звезды и шепчутся шторы,
Запивают водой люди свой корвалол,
Отлетают от спящих проблемы и споры,
Кто-то вышел из жизни и кто-то зашел.

Выходной у зеркал и розетки заснули,
И цветы потихоньку крадут кислород.
Спят мошенники, спят те, кого обманули,
Кто-то есть перед сном свой ночной бутерброд.

Наши сонные души на небе считают
И так поздно ложиться, конечно, нельзя...
Но двоих в этом царстве из грез не хватает,
Ведь не спишь где-то ты и не сплю где-то я.

И сто первая ночь уже не за горами,
Сон охрип мне на ухо шептать: "Баю-бай"...
Мне пора, я пойду, и ты следуй за нами -
Спи спокойно, малыш, добрых снов, засыпай...

***
Что такое счастье?
Кто же его знает-
Счастье это просто -
Радость и любовь.

Счастье - когда утром
Хочешь на работу,
А под вечер радостно
Топаешь домой.

Счастье - когда веришь,
Счастье - когда знаешь,
Счастье - когда любишь,
И когда любим.

Счастье - когда кто-то
Просто улыбнулся,
Пусть не мне, но всё же,
Я ведь не один.

***
Ты меня в заперти не держи,
Я ведь вольная птица, - ты знаешь,
Крылья мне, я прошу, не вяжи,
Потому что со мной быть желаешь.

Ты опять простоишь до утра
Этой ночью под окнами дома,
Чтобы я никуда не ушла,
Почему же не веришь мне снова?

И опять ты идешь по следам,
Пусть дождем даже их посмывает,
Ты по запаху снова найдешь,
Что злой ветер тебе посылает.

Я смирюсь - лишь желанье одно
Подари мне за эти полгода -
Мои крылья на день развяжи,
Чтобы вспомнить, что значит свобода.

***
Давай с тобой стремится к тишине,
Не сотрясать пространство по-пустому.
Быть может нам с тобой уйти из дому?
Тебе сначала, а потом - и мне.

И в этой тишине суметь найти
Слова, которые давно забыли.
Мы так давно их вслух не говорили,
Что, кажется, их не произнести.

Давай с тобой вернемся в ту страну,
Где небо не закрыто облаками.
Там были мы, там счастье было с нами.
Давай с тобой вернемся в ту страну!

Нам в этом мире стоит поискать -
Задать вопрос и подождать ответа.
Но если в нем мы не увидим света,
То нам с тобой и нечего терять.

Целый день глаза на мокром месте,
Целым веком кажется мне миг,
В голове лишь то, что мы не вместе,
Затмевает всё душевный крик.

Образ вижу твой в любом предмете,
В песнях грустных нахожу тебя,
Голос твой приносит ветер летний,
Помнит сердце все твои слова.

Становлюсь, наверно, сумасшедшей, -
Замыкаясь подолгу в себе,
Грежу днём и ночью об ушедшем,
Жалуясь разлучнице - судьбе.

Где-то, в моём слёзном наводненьи
Утонуло собственное "я",
С каждым днём люблю тебя сильнее,
Даже больше, чем саму себя.

Часто в снах меня ты навещаешь, -
Вижу грустный, виноватый взгляд.
Миг - и ты бесследно исчезаешь-
По утрам колотит дрожь меня.

Боль с любовью - смешанные чувства,
Нахожусь, как будто, в забытьи.
Вот они - симптомы самой грустной,
Первой нерастраченной любви.

***
За пеленою рассвета
Яркими грезит огнями
Город, исчезнувший где-то
В дымке дорог между нами.

Наши пути разойдутся
У горизонта иного,
Чтоб никогда не вернуться
И не увидeться снова.

В зыбком тумане осеннем
Сны ожидают покоя.
Тает холодным виденьем
Город, покинутый мною.

Будут печали другие.
Канет со временем в Лету
Сердце моей ностальгии
За пеленою рассвета.

***
Нам некогда заглядывать в глаза,
Встречая, видеть больше, чем одежку,
И нас уже не трогает слеза,
Упавшая с ресниц не понарошку.

Нам некогда смотреть на облака,
Наивно и восторженно мечтая.
Мы много рассуждаем, но пока
Увы, мы не творим, а вытворяем.

Совсем не замечая, как сердца
Устали от всех противостояний.
О, да, не разглядеть вблизи лица,
Но мы не видим лиц и с расстояний.

Мы видим только маски и тела,
Душе мы отвели такую малость.
Любовь уже так фальшью обросла,
Что честной в ней осталась только жалость.

И жизнь, как сумасшедшая пурга,
Снежинками в ней кружат наши даты,
И некогда нам вспомнить, что снега
Растают обязательно когда-то.

Нам некогда заглядывать в глаза,
Встречая, видеть больше, чем одежку,
И нас уже не трогает слеза,
Упавшая с ресниц не понарошку.

***
Жёлтыми слезами плачет жёлтый лист.
Кто-бы мог подумать, кто-бы мог обидеть.
Я достану краски, я достану кисть,
Чтобы на бумаге образ твой увидеть.
Синими глазами плачет акварель,
Ведь она, как осень - тоже из дождинок.
Волосы из меди - ржавая капель.
А глаза из неба - озеро слезинок.
Я заброшу краски, я заброшу кисть.
Так хотела осень - вот что это значит.
Жёлтыми глазами смотрит жёлтый лист.
Он, как я тоскует. Он, как я заплачет.

***
Проводя ладонью по окну
Собираю капельки дождя
Медленно рукою я веду-
Потерять мне ни одной нельзя

Как хрустальный бисер, капли слез
Катятся в ладони по стеклу
Плачет небо под сполохи гроз
Под раскаты грома. Я стою

Над потоками вчерашних грёз
Собираю капель жемчуга
Медленно рукою я веду-
Потерять мне ни одной нельзя

Юркой змейкой прячутся мечты
В мокрую, остывшую ладонь
Притаилась среди них и ты
Маленькой, прозрачной пустотой

В хладном свете вспышки грозовой
На руках моих блестит тоска
Жгучею, унылою слезой
Потерять мне ни одной нельзя

Я смотрю сквозь пелену дождя
В мглистую, седеющую даль
Проводя ладонью по стеклу,
Смотрит на меня она- Печаль...

***
Мы звезды считаем, когда нам не спится,
И жадно вдыхаем лишь запах свободы.
И ждем...что, возможно, вдруг чудо случится,
Мы снова взломаем сердечные коды.
Но это лишь завтра, приняв эту сложность,
Измученны жизнью, с остатками веры
Любовь принимаем, как некую пошлость,
Толкая рассудок на крайние меры.
В который раз губы украсив улыбкой,
Забыть о хорошем, и в ссоре с собою
Спросить: что нам нужно?
Ответить: не знаю...
Зима или время, что перед весною...